Из биографии Андреу Нина

Марлен Инсаров


Андреу (испанский вариант имени – Андрес) Нин принадлежит к числу малоизвестных в Украине и России героев и мучеников революционного движения 20 века. Он родился в небольшом каталонском городке Вендрелль, в семье сапожника. Смог получить педагогическое образование и проработал несколько лет учителем, потом работал журналистом и переводчиком. В 1909 году переехал в столицу Каталонии – Барселону.

Политическая деятельность молодого Нина началась в рядах каталонского национального движения. Но это последнее игнорировало социальные вопросы, поэтому Нин вскоре стал сторонником социализма, сохранив при этом каталонские национальные симпатии. Сперва он вступил в Испанскую социалистическую рабочую партию, однако эта последняя оттолкнула его своим реформизмом и догматизмом и он перешел в ряды очень сильной в Каталонии анархистской организации – Национальной конфедерации труда. Нин уже приобрел известность как талантливый журналист, оратор и организатор, в итоге в 1920-1921 годах он был генеральным секретарем НКТ.

В 1921 году НКТ послала его вместе с несколькими товарищами в Москву в качестве делегата на III Конгресс Коммунистического Интернационала и I Конгресс Красного Интернационала профсоюзов (Профинтерна). Нин стал сторонником большевизма, но не сумел убедить в этой своей позиции большинство членов НКТ. Для анархистов он стал архи-предателем и большевиком.

Поскольку в Испании против него было возбуждено уголовное дело, вернуться туда он не смог и завис в Советской России. Первые годы он был одним из руководящих работников Профинтерна и даже был избран депутатом Моссовета. Однако в середине 1920-х годов Нин решительно и до конца поддержал Левую оппозицию в РКП(б), выступавшую против бюрократической деградации в Советском Союзе, за сохранение демократии хотя бы для членов большевистской партии и за курс на мировую революцию. Поэтому Нин был отстранен от всех должностей, и последние 4 года жизни в Советском Союзе работал переводчиком, упорно добиваясь разрешения на выезд из СССР.

В Советском Союзе он женился на русской, Ольге Тареевой, и хорошо выучил русский язык. Он перевел на каталонский «Преступление и наказание» и «Анну Каренину», а также произведения Пильняка и Зощенко.

В 1930 году Нин сумел все-таки добиться разрешения на выезд из Советского Союза для себя, жены и двух детей. Вернувшись в конце 1930 года в Испанию, он возобновляет активную политическую деятельность и создает организацию сторонников идей Троцкого под названием «Левые коммунисты Испании».

В апреле 1931 года в Испании была свергнута монархия и провозглашена республика. Начинается Испанская революция, в которой Нин и его товарищи пытаются активно участвовать. Они выступают за перерастание буржуазной революции в социалистическую и за создание Единого рабочего фронта – союза разных пролетарских организаций.

В 1935 году «Левые коммунисты Испании» объединяются с Рабоче-крестьянским блоком – каталонскими национал-коммунистами – в Рабочую партию марксистского единства – ПОУМ. Это приводит к разрыву отношений Нина с Троцким, который был сторонником другой тактики в сложных межпартийных отношений левых организаций в Испании. В ПОУМ Рабоче-крестьянский блок привел 4 тысячи активистов, почти все они были в Каталонии, «Левые коммунисты Испании» – 1 тысячу, разбросанных по всей Испании. 60 тысяч человек было в ПОУМовском профсоюзе. Между тем анархистская НКТ насчитывала миллион человек, почти столько же было в социалистическом Всеобщем союзе труда. Руководящую роль в Испанской революции ПОУМ не могла играть уже из-за этого соотношения сил.

18 июля 1936 года происходит военный ультраправый мятеж, ответом на который становится рабочее восстание, побеждающее на двух третях территории страны. Испанская революция вступает в решающую фазу.

В момент начала ультраправого мятежа второй лидер ПОУМ, бесспорный вождь бывшего Рабочего-крестьянского блока Хоакин Маурин оказался на территории, которая перешла под контроль мятежников и, после неудачной попытки выбраться оттуда, был арестован ими. Все политическое руководство ПОУМ легло на плечи Андреу Нина. Сталинисты ненавидели его как троцкиста, анархисты не любили как большевика, и даже в собственной партии многие воспринимали неоднозначно – прошлые разногласия троцкистов с Рабоче-крестьянским блоком давали о себе знать. ПОУМовцы пытались толкать революцию влево, добиваясь союза с анархистами и левыми социалистами, но решающее слово в возможности такого союза было за анархистами. Эти последние, однако, предпочли союз с буржуазными республиканцами и сталинистами.

Компартия Испании, маргинальная до июля 1936 года, стала бурно расти за счет поддержки СССР и того престижа, который получил этот последний, оказав помощь республиканской Испании. Условием помощи, однако, были отказ от социалистических экспериментов, соблюдение буржуазной законности и подавление «троцкистов», т.е. ПОУМовцев. Тем более, что ПОУМ резко осудила начавшийся в СССР «большой террор», считая его завершением триумфа сталинской контрреволюции над Октябрьской революцией.

Испанская революция стала откатываться назад. Буржуазное республиканское государство, почти исчезнувшее в июле 1936 года, стало восстанавливать свои позиции и брать под контроль низовую народную активность. Ответом на это стало стихийное полувосстание в мае 1936 года в Барселоне – попытка рядовых членов НКТ и поумовцев дать по рукам буржуазной реакции и продолжить революцию дальше. Но лидеры НКТ предпочли сохранить союз с республиканской буржуазией и свернули восстание.

После того, как контроль буржуазной республики над Барселоной был восстановлен, на ПОУМ обрушились репрессии. Сталинистские писаки обвиняли партию в работе на Франко, Гитлера и Муссолини. Нин был арестован 16 июня 1937 года. Агенты НКВД пытали его, добиваясь признаний в работе на гестапо. Нин давать признания отказался, несмотря на пытки. Убедившись, что они ничего не добьются, сталинистские палачи убили его в 20-х числах июля 1937 года. Точная дата гибели этого выдающегося революционера неизвестна до сих пор…

Работа «Социализм и национализм» написана молодым активистом, у которого все еще впереди. Нин в этой работе – искренний социалист – и не менее искренний противник догматического понимания социализма. Социализм для него – не «вопрос желудка», а строй, который приведет к «совершенной гармонии человека». Он пытается найти путь, который приведет к полному освобождению людей и народов и критикует догматический отказ испанских социалистов учитывать важность национального вопроса. При этом Нин правильно замечает, что негативная оценка испанскими социалистами каталонского национального движения на деле приводит их к поддержке испанского великодержавного шовинизма, «испанолизма».

При этом Нин перегибает палку. Через несколько месяцев начнется империалистическая война, и «полностью национальные» социалистические партии Европы поддержат в ней свою буржуазию, призвав пролетариев во имя национальных интересов отказаться от классовой борьбы. И вряд ли заслуживает умиления то, что бельгийский реформист Гюисманс облобызался с католиком ради общей борьбы фламандцев против валлонов.

Но реальная проблема остается. Решение этой проблемы заключается не в игнорировании национального гнета, а во включении борьбы против национального гнета в общую борьбу трудящегося человечества за всеохватывающее освобождение. Путь к решению этой проблемы Нин будет пытаться найти в своих работах 1930-х годов – статьях «Размышления о проблеме национальностей», «Вопрос национальностей и революционное рабочее движение», «Марксизм и национальные движения» и в изданной в 1935 году книге «Движения за национальное освобождение». ПОУМ выдвинула лозунг разрушения Испанского государства и создания федерации социалистических республик Иберии.

Каталония играла ту же роль в Испанском государстве, какая была у Украины в Российской империи. Нин, Маурин и их товарищи были современниками Хвыльового, Шумского, Скрыпника и, как и эти последние, искали путь к полному освобождению своих народов. На их достижениях и ошибках должны учиться новые поколения революционных борцов.